Strahovka CIS CPS

Альтернативная передача риска

И.Э. Шинкаренко, независимый эксперт

До финансового кризиса 2008 года нашли свое развитие технологии, базирующиеся на новых принципах удовлетворения страхового или околострахового интереса. В обзоре рассматривается российский и международный опыт по данной практике.

 Эволюция страхового интереса

Еще в XIX веке Карл Маркс в своем фундаментальном исследовании «Капитал» писал, что «капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты», и что при 100 процентах прибыли капитал «...попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Данный тезис не утратил своей актуальности и в XXI веке, когда основной проблемой для публичных компаний стало получение любой ценой максимальной прибыли на вложенный капитал. Известный американский финансовый магнат Джордж Сорос в книге «Кризис мирового капитализма» отмечает, что «число и размеры открытых акционерных обществ возрастают, а интересы акционеров приобретают все большее значение», вследствие чего «управляющие ... больше стремятся максимизировать прибыль, чем долю рынка».

Например, американская энергетическая корпорация «Энрон» (Enron), еще начале 2001 года занимавшая седьмое место в списке американского журнала «Fortune» «500 самых крупных компаний США» (Fortune 500) и фактически контролировавшая рынок электроэнергии в США, в октябре того же года объявила об убытках на сумму $638 млрд и уменьшении собственного капитала на $2,5 млрд, из-за чего цена ее акций упала с $80 до $1, и корпорация была вынуждена объявить о своем банкротстве. Причиной же всему послужили махинации с финансовой отчетностью высшего руководства, которое для улучшения показателей и роста акций оформляла долги и обязательства материнской компании, которые руководство не хотело афишировать, на ее многочисленные оффшорные компании.

По мере роста капитализации компании, диверсификации ее бизнеса, с выходом на зарубежные рынки она постепенно превращается в транснациональную корпорацию (ТНК), у которой снижается интерес к классическому страхованию по вполне объективным причинам. Например, при страховании имущественного комплекса средняя страховая сумма крупного корпоративного клиента находится в диапазоне $500 млн — $1,5 млрд при франшизе $100–500 млн. А в список Forbes «The Global 2000»1 входят всего лишь 89 страховых/перестраховочных групп/компаний, из которых прямым страхованием «не жизни» занимаются только 53 страховщика (с капитализацией $9 трлн), а на международных рынках работают и того меньше — не более 6 транснациональных страховых групп (Allianz, ACE, Chartis/AIG, RSA, Chubb, Zurich).

По оценкам международных аудиторов, из «большой четверки», доступная емкость мирового страхового рынка составляет всего $3,5 млрд, и страхование с большими лимитами уже требует привлечения компаний второго и третьего эшелона с худшими рейтингами. Что и подтвердил самый крупный в современной истории теракт 11 сентября 2001 года в Нью-йорке, когда страховщики отказались признавать атаку террористов на две башни Всемирного торгового центра (ВТЦ) как два отдельных страховых случаях. Здания были застрахованы 20 страховщиками и перестраховщиками на сумму $3,5 млрд, которую страховщики и предлагали выплатить. Но риэлтор Ларри Сильверстейн, который арендовал разрушенные здания ВТЦ, справедливо посчитал, что было два страховых случая, и подал в суд иск на страховщиковлидеров (Swiss Reinsurance, Allianz, Travelers Co. и Zurich Financial Services), которые по решению суда были вынуждены выплатить $4,55 млрд2.

Во второй половине XX века постоянно расширялся перечень рисков, которые могли привести к значительному ущербу в процессе предпринимательской деятельности: сформировался рынок ценных бумаг, появилась система плавающих валютных курсов, были придуманы новые финансовые инструменты и т.д. А по мнению международного мега-брокера AON, классическое страхование может обеспечить страховую защиту лишь от 20% рисков/опасностей, угрожающих крупному коммерческому предприятию.

Альтернативная передача риска

Поэтому в конце хх века традиционные страховые продукты, некоторые из которых уходят корнями еще в XVII век4, перестали пользоваться спросом у ТНК. Кроме того, возможности страхового рынка ограничены не только его недостаточной емкостью, но и институциональной ограниченностью, т.е. возможностью принятия на страхование только ограниченного количества страхуемых рисков.

Для удовлетворения возросшего спроса крупных корпоративных клиентов на улучшение финансовой отчетности появились как новые варианты страхования, так и новые подходы и решения по более эффективному использованию капитала для управления рисками, которые получили обобщенное название «Альтернативная передача риска — АПР» (Alternative Risk Transfer — A.R.T.). Прилагательное «альтернативный» в этом случае означает «допускающий выбор одной из двух или нескольких возможностей5», т.е. это может быть как:

1) «альтернативное страховое решение»:
> «кэптивный» страховщик;
> участие в прибыли страховщика;
> многолетние комплексные страховые программы;
> несколько «триггеров»;

2) «альтернативный риск» (т.е. нестрахуемые риски):
> опасная продукция и явления (например, асбест, табак, фармацевтика, импланты и т.д.);
> рыночные риски (колебания обменного курса, ставки по кредиту, стоимости сырья и т.д.);
> репутационные риски;
> предпринимательские риски (дебиторская задолженность, товарный знак, НИОКР); 3) «альтернативное финансирование риска»:
> условное предоставление капитала;
> гарантии при отраслевом ущербе;

4) «альтернативный рынок» (т.е. получение капитала с нестрахового рынка, скажем, с рынка ценных бумаг), например:
> опционы на катастрофические убытки;
> секьюритизация.
Согласно определению АПР, приведенному в справочнике «Глобальное перестрахование», АПР — это «...любая передача риска или принятие риска, которые не вписываются в традиционные рамки страхования или перестрахования».

Несмотря на то, что АПР, по оценкам экспертов Standard & Poor’s, уже занимают до 40% традиционного рынка страховых услуг, методологическое обеспечение и законодательное регулирование АПР все еще находится в зачаточном состоянии, что не могло не привести к кризису. Например, в 2004–2006 годах ряд договоров финансового перестрахования между American International Group и перестраховочной компанией General Re привлекли внимание прокурора штата Ньюйорк Элиота Спитцера (Eliot Spitzer ), который расценил их как притворные сделки по уклонению от уплаты налогов без фактической передачи риска перестраховщику, что привело к смене руководства в обеих компаниях. Осенью 2008 года произошел обвал на рынке производных финансовых инструментов (деривативов), связанных с ипотекой для заемщиков с низким кредитным рейтингом (sub-prime), и кредитных фьючерсов (свопов), что привело компанию American International Group к финансовому краху (на спасение системообразующей компании из государственного бюджета было выделено, в общей сложности, $170 млрд).

Исторический обзор хронологически АПР развивались в следующем порядке:
1) полисы «распределение во времени» (Time and Distance Policies);
2) полисы «рассрочка оплаты ущерба» (Spread Loss Policies);
3) полисы «предельный риск» (Finite Risk Policies);
4) гибридные продукты (Hybrids);
5) программы «хронологическая стабилизация» (Chronological Stabilization Programs);
6) программы «условное предоставление капитала» (Contingent Credit Facilities);
7) гарантии при отраслевом ущербе (Market Loss Warranty);
8) полисы с внешним индикатором (External Indices Policies);
9) индексированные полисы (Index-linked Policies);
10) опционы на катастрофический убыток/фьючерсы (Catastrophe Insurance Options/ Futures);
11) многолетниеполисыскомбинациейнескольких рисков (Multi-line Multi-year Policies);
12) страховая секьюритизация (Insurance Securitization).

Общими характеристиками всех указанных разновидностей АПР являются:
> индивидуальный договор, учитывающий специфичные нужды и потребности конкретного корпоративного клиента;
> действие договора в течение нескольких лет;
> защита от нескольких видов риска (включая обычно нестрахуемые риски);
> открытое признание факта получения инвестиционного дохода;
> распределение полученной прибыли между страховщиком и страхователем.

ПОЛИСЫ «РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВО ВРЕМЕНИ»
В 60-х годах хх века у синдикатов страховой корпорации «Лондонский Ллойд» (Lloyd’s of London)1 возник конфликт интересов, в связи с необходимостью формирования долгосрочных резервов по договорам страхования ответственности и внутренней финансовой политикой, запрещавшей долгосрочные инвестиции. Для преодоления этого запрета была разработана схема передачи резерва заявленных или ожидаемых убытков с баланса перестрахователя на баланс перестраховщика по стоимости, дисконтированной на будущий инвестиционный доход перестраховщика, так называемые полисы «распределение во времени» (Time and Distance Policies), которые положили начало рынку так называемого «финансового перестрахования» (Financial Reinsurance). Против уплаты единовременной премии до начала действия полиса, период страхования по которому составляет как минимум 10 лет, перестраховщик согласовывает с перестрахователем график выплат, причем перестраховщик начинает делать выплаты только спустя три года после вступления полиса в силу (рис. 1).

К недостаткам данной схемы следует отнести отсутствие элемента риска, в связи с чем эта схема во многих юрисдикциях не признается страхованием и не дает права на налоговые льготы. Кроме того, данная схема позволяет страховщикам показывать краткосрочную прибыль вместо реальных убытков, что в конечном итоге и привело к раскручиванию так называемой «перестраховочной спирали Ллойда» (London excess of loss market — LMX), когда синдикаты перестраховывали свои обязательства друг у друга по несколько раз, получая свои же риски обратно, но демонстрируя хорошую финансовую отчетность.

Тем не менее, несмотря на эти недостатки, подобные схемы иногда все еще используются на Западе.

ПОЛИСЫ «РАССРОЧКА ОПЛАТЫ УЩЕРБА»

В 70-х годах хх века были придуманы полисы «рассрочка оплаты ущерба» (Spread Loss Policies) с целью перераспределения убытков и расходов по их урегулированию во времени. При классическом подходе к страхованию страховщик считает, что вступает со страхователем в долгосрочные отношения, несмотря на то, что договор страхования заключается, как правило, на один год. То есть, в случае, если размер выплаченного страхового возмещения превысит страховую премию, страхователь будет возобновлять договор страхования с этим же страховщиком из года в год, и, в конце концов, страховщик компенсирует свои потери.

Полис «распределение ущерба» фактически переводит эти «джентльменские соглашения» в плоскость юридических договорных обязательств. Например, страхователь на основе внутренней статистики знает, что раз в 10 лет у него происходит ЧП, в результате которого он несет убыток в размере 1 млн у.е., но не знает точно, когда именно произойдет это ЧП.

Для снижения негативного влияния этого ожидаемого убытка на свой финансовый результат страхователь резервирует право требования компенсации в размере 1 млн у.е. в течение 10 лет против уплаты ежегодной премии (в которую закладывается также и комиссия страховщика) в размере 100 тыс. у.е.

Если первоначальные расчеты оказались верны, то в конце 10-летнего периода страхования суммы, уплаченные обеими сторонами, сравняются.

Если же сумма взносов страхователя оказалась больше выплаченного страховщиком возмещения, то превышение возвращается страхователю за вычетом комиссии страховщика.

К недостаткам вышеуказанной схемы следует отнести ее дороговизну и невозможности вывода расходов из-под налогообложения. Поэтому эти полисы не получили дальнейшего распространения.

ПОЛИСЫ «ПРЕДЕЛЬНЫЙ РИСК»

Дальнейшим развитием концепции «рассрочки оплаты ущерба» стали полисы «предельного риска» (Finite Risk Policies), по условиям которых размер предельного возмещения ограничен лимитом, указанным в полисе, и который равен сумме уплачиваемых взносов. Наиболее точно суть данных полисов отражает выражение «время — деньги», т.е. это распределение риска страхователя во времени, в силу чего подобные полисы заключаются на срок в несколько лет.

Существуют два вида полиса «предельного риска»:
1) «ретроактивное страхование» (retroactive insurance), по условиям которого перестраховщику передаются обязательства перестрахователя по компенсации ущерба, который был нанесен до заключения договора страхования (что в классическом варианте страхования категорически исключено), против уплаты значительной страховой премии (до 80% от размера обязательств), дисконтированной на будущий инвестиционный доход. Использование данного метода позволяет страхователю извлекать выгоды из контроля над потенциальным негативным воздействием старых убытков на текущие результаты деятельности, уменьшая их волатильность и увеличивая капитализацию и кредитные рейтинги компании;
2) «перспективное страхование», по условиям которого перестраховщику передаются убытки, которые еще не понесены, но ожидаются в будущем. При этом уплачиваемая единовременно или в рассрочку премия аккумулируется на специальном счете, принося заранее оговоренный доход, и используется для покрытия убытков в пределах накопленной суммы. Этот способ помогает равномерно распределить возможные неожиданные убытки на несколько лет, уменьшая волатильность финансовых результатов компании.
Компания, использующая данный метод, избавляется от необходимости объяснять аналитикам причины колебания своих прибылей, равномерно распределяя собственные убытки на несколько финансовых лет посредством уплаты стабильной страховой премии.

ГИБРИДНЫЕ ПРОДУКТЫ
Многие «гибридные продукты» (Hybrids) сочетают «рассрочку оплаты ущерба» с той или иной степенью передачи риска страховщику, так как, с точки зрения налогового законодательства, страховые полисы должны передавать риск, иначе они не попадают под льготный режим налогообложения, хотя объем передаваемого риска не уточняется.
С точки же зрения бухгалтерского учета, отсрочка признания убытка страховщиком должна отражаться в финансовых отчетах как будущие обязательства. Поэтому многие гибридные продукты — это скорее не АПР, а деривативы традиционных страховых продуктов.

ПРОГРАММЫ «ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ СТАБИЛИЗАЦИЯ»
«Программа хронологической стабилизации» (Chronological Stabilization Program) — это, фактически, дальнейшее развитие концепции «рассрочки оплаты ущерба», по условиям которой страхователь вносит на специальный счет первоначальную премию, размер которой может быть относительно небольшим, и уплачивает ежегодные взносы. Средства, накапливаемые на специальном счете, инвестируются, и инвестиционный доход также аккумулируется на этом специальном счете.

В случае если размер убытка превышает средства, накопленные на специальном счете, страховщик оплачивает убыток и производит перерасчет взносов, исходя из размера оплаченного убытка и оставшихся лет из периода страхования (рис. 3). Следует отметить, что подобные программы могут заключаться и на годовой срок, однако в этом случае предусматривается автоматическое возобновление программы в случае наступления убытка, чтобы страховщик мог компенсировать оплаченный убыток.

ПРОГРАММЫ «УСЛОВНОЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ КАПИТАЛА»
После реализации рисков, приведшей к значительному убытку, юридическому лицу бывает трудно, а порой и практически невозможно, привлечь на открытом финансовом рынке новый капитал для компенсации понесенных потерь. Не говоря уже о том, что процентная ставка для пострадавшей компании будет значительно выше среднерыночной. Кроме того, чрезвычайное предоставление кредитной линии, как правило, организуется на финансовом, а не на страховом рынке.

Согласно программе «условное предоставление капитала» (Contingent Credit Facility), кредитор берет на себя юридическое обязательство предоставить кредитную линию заемщику по фиксированной ставке (LIBOR + какой-то процент) в случае наступления у последнего какого-либо чрезвычайного события, а заемщик обязуется выплачивать кредитору комиссионное вознаграждение за резервирование, т.е. за обязательство предоставить кредит, (commitment fee) (рис. 4).

По такому соглашению страхователь, при условии наступления заранее оговоренного события, имеет право на получение средств в виде ссуд или взносов в уставный капитал. хотя данный способ и не сглаживает негативного воздействия рисков на конечный финансовый результат, так как все убытки отражаются на ее текущих финансовых показателях, но, тем не менее, этот продукт позволяет страхователю продолжить свою деятельность даже при наступлении катастрофических убытков. Условное предоставление капитала является не передачей риска, а скорее разновидностью его финансирования.

Обычно оно структурируется по типу опциона put. Событием, которое активирует защиту (так называемый «триггер» — trigger), может быть как материальный ущерб, нанесенный страхователю, так и какие-либо объективные макроэкономические факторы. Для некоторых категорий корпоративных клиентов, которые не могут найти адекватной страховой защиты на коммерческом рынке, например, для химических или фармацевтических компаний, данный продукт является единственной альтернативой страховому способу передачи риска. Многие «кэптивы» также используют условное предоставление капитала.